Menu

Петербургские археологи нашли в Туве череп древней кочевницы после трепанации

Необычную находку сделали в Туве специалисты Института истории материальной культуры РАН. Исследуя захоронение древнего кочевого народа хунну, пришедшего в эти степи с территории современной Монголии и Северо-Западного Китая, они в начале июня откопали женский череп, подвергшийся трепанации. Операция, цель которой еще предстоит установить, была сделана женщине в I веке до новой эры. Отверстие, обнаруженное в черепе археологами, – достаточно значительное: около шести сантиметров в диаметре. И это первая находка трепанированного черепа в захоронении хунну в этом регионе — хотя о том, что подобные операции делали и скифы, и хунну, ученые знали. Версий о том, кем могла быть прооперированная женщина, и что с ней произошло, у специалистов пока нет. «Погребальный набор этого захоронения не отличается от тех, что находили ранее, поэтому мы склонны думать, что трепанация носила скорее медицинский, нежели ритуальный характер, причем это было серьезное лечение, – рассказала руководитель Тувинской экспедиции, старший научный сотрудник Отдела археологии Центральной Азии и Кавказа ИИМК РАН Марина Килуновская. – Захоронение не отличается особым богатством, но на женщине была красивая одежда и украшения – например, пояс, расшитый бисером, интересная пряжка». Археологические изыскания в Туве начались более ста лет назад, с большой экспедиции история Сергея Теплоухова с 1913 году. В советское время изучением этих мест занималась Саяно-Тувинская экспедиция (1966-1983), а сегодня исследования проводят Русской географическое общество и Институт истории материальной культуры РАН. В будущем по этим местам, где проходили кочевые тропы и осталось множество археологических памятников древности, проляжет новая железная дорога Элегест-Кызыл-Курагино. © Фонтанка.Ру

Зерно мудрости...

Не буду часа ждать, когда умру,
Когда пойду на глину гончару,
Пока ещё не стал я сам кувшином,
Кувшин вина я выпью поутру. . Когда твой светлый дух покинет тело,
Иной хозяин в дом твой вступит смело.
Но не узнать ему, что стало с тем,
Что жизнью, страстью, мыслью пламенело. Омар Хайям.